Category: кино

(no subject)

С некоторым запозданием посмотрел блокбастер «Элизиум: рай не на Земле» (2013), режиссер: Нил Бломкамп.

Предыдущая работа этого режиссера «Район №9» (2009) -- наверное, самый неполиткорректный фильм из виденных мной.

Новый «Элизиум: рай не на Земле» -- немного менее прямолинеен, но тоже изрядно доставляет.

Земля перенаселена и загажена низшими слоями населения (в качестве таковых показываются в основном всевозможные криминальные цветные: латиносы, негры и т.п. плюс в небольшом количестве white trash; основное место действия -- бывший Лос-Анджелес).

Высшая раса белых построила и вывела на орбиту огромный спутник «Элизиум» -- космическую базу, воссоздающую комфортные земные условия. Туда белые и переселились.

На земле разруха. На спутнике ухоженные газоны.

Месседж прозрачен. Земля -- страна третьего мира, населенная цветными, где властвует криминал и нищета, потому что разруха у них в голове. Элизиум -- страна первого мира, где порядок самоподдерживается личной культурой белых жителей.

Отличие от современности: белые поняли, что толерантность -- не жизнеспособная модель, поэтому провозгласили политику нулевой терпимости (в частности в начале фильма они расстреливают несколько шаттлов, на которых цветные нелегалы пытаются с Земли долететь до Элизиума -- аналог нынешних кораблей с Кубы, Китая и т.п. в США).

Главный герой -- белый землянин, представитель white trash. В детстве он мечтал попасть на Элизиум, но ради достижения этого начал грабить, угонять машины, заниматься мелким бандитизмом -- оригинальный способ проникнуть в сообщество цивилизованных людей. Хотя, наверное, находятся зрители, проникающиеся к ГГ симпатией на автомате, т.к. привыкли, что в блокбастерах ГГ -- хороший.

Характерный штрих: министр Элизиума -- белая стальная леди, безжалостно сбивающая шаттлы с цветными нелегалами, дабы защитить свою цивилизацию и белых детей (в ее монологе прямые отсылки к 14 словам). Ей выговаривает президент Элизиума, который подчеркнутый цветной полукровка (отсылка к Обаме): мол, слишком жестко действовали с шаттлами, не надо так, права человека и всё такое.

Неполиткорректность бьет ключом во всех эпизодах. Например, банда землян нападает на гражданина Элизиума (оказавшегося с деловой поездкой на Земле). Цель -- захватить элизианца живым, чтоб выкачать из мозга инфу о банковских паролях и поживиться деньгами. В боевом захвате участвуют двое белых (ГГ + его друг) и негр. Белый ГГ действует тактически грамотно (интуитивно, т.к. военной подготовки не имеет) и в конечном итоге уничтожает обоих боевых человекоподобных роботов, охраняющих гражданина Элизиума. В это время негр хватается за пулемет и в панике палит не глядя во все стороны -- урона роботам-охранникам никакого, зато часть пуль попадает в элизианца (живой мозг которого, вообще-то, -- цель налета).

И так всю дорогу.

Заканчивает фильм не менее поучительно: земляне таки взламывают компьютерную защиту «Элизиума» и получают полный доступ на территорию космической базы. Режиссер не показывает дальнейшие исторические события, но они совершенно ясны: благодаря открытым границам цветные люмпены загаживают и таким образом уничтожают белую цивилизацию в космосе, как ранее они уже это сделали на Земле.

Бломкамп, конечно, замечательно снимает. Ведь находится полно леваков, воспринимающих его боевики ровно наоборот, т.е. в соответствии с обильно используемыми режиссером визуально-сюжетными штампами: мол, бедные жители третьего мира противостоят бессердечным капиталистам, которые не хотят с ними делиться жизненными благами, надо отнять и поделить, чтоб было счастье для всех людей мира, а не только для золотого миллиарда, и далее в том же духе.

Фашист, комми или все-таки либертин?

Originally posted by fenrir93 at Фашист, комми или все-таки либертин?

Вообще пытаться засунуть Художника в прокрустово ложе какой-либо идеологии дело неблагодарное. Творческий человек - существо рефлексивное, нередко политически безграмотное. И если Художник избегает встать под знамена власти сознательно, то естественным выбором для него остается Свобода.

Ларс фон Триер, заявивший вчера, что в "чем-то понимает Гитлера", вряд ли кривил душой. Гитлера многие понимают, что делать... Вопрос в другом - правомочно ли навешивать на талантливого датчанина (с немецкими корнями) современные прилипчивые ярлыки, записывать его в какие-либо партии, и уж тем более объявлять его "персоной нон-грата".

Всем известно, что Канны - колыбель левацких кинонастроений. Европейский кинематограф давно и настойчиво, еще со времен французских ситуационистов, Годаров и Бертоллуччи, оккупирован социалистами. Социализм их во многом весьма условен, конечно, но в 1968 году, как и во всей Франции, Канны пережили своеобразную революцию, логичным результатом которой стали всем знакомые сегодня "политкорректность" и "толерантность". Прежнее наследие знаменитого кинофестиваля было брезгливо объявлено "буржуазным", и с тех пор Канны стали изящно балансировать между провокацией и мультикультурностью. Нельзя сказать, что не получалось - при всех своих очевидных минусах, замешанных именно на левацких предрассудках, фестиваль дает дорогу многим некоммерческим проектам самой разной направленности. Однако, в последние годы Канны, что называется, "забурели". Одни и те же имена, спорные решения жюри, сомнительный отбор фильмов в официальную программу, специфическая публика и кинокритика, нередко формирующие общественное мнение еще накануне премьеры.

Показательным получился прошлый кинофорум. Редкостная нудятина иконы Канн Годара с симптоматичным названием "Социализм" была встречена "с пониманием", а эстетская провокация фон Триера "Антихрист" сопровождалась характерным недовольным гулом и насмешками.
Ларс, безусловно, затаил на Канны обиду. Он решил подразнить местных завсегдатаев "гитлером", тонко прочувствовав, что у облеваченной каннской богемы сие откровение вызовет неминуемый баттхерт. Так и случилось - фон Триера, привезшего на кинофорум один из своих лучших фильмов (Меланхолия), выгнали "с позором". А также с фигой в кармане, потрясающим пиаром собственной картины, и независимым личным мнением.
В тоже время, не вызывает сомнений, что хитрюга Триер пошел на вчерашнюю провокацию сознательно. Возможно, это станет началом новой "Догмы", возможно и предвестником творческой импотенции. Но однозначно, что Триер продолжит запускать "гитлера" именно в тот момент, когда почувствует, что некие нормы и правила, пусть и освященные светлыми идеалами равенства и братства, станут претендовать на лавры вселенской религии. Агрессивной религии.

Дело в том, что Триер такой же фашист как и коммунист. В молодости он симпатизировал датским комми, в его послужном списке откровенно коммунарское кино "Идиоты" о хиппарях, задирающих обывателей и групповушно ебущихся где попало.
В числе "фашистских" фильмов - мрачная "Европа", об американской послевоенной оккупации и таинственных вервольфах, противостоящих насилию Нового света над Старым.
Но два главных его фильма - Рассекая волны и Догвиль концентрируют сказанное в Идиотах и Европе без какой-либо внешней идеологической привязки.
И в Волнах и в Догвиле главные героини вынуждены противостоять агрессивно-послушному большинству, устанавливающему лицемерные правила и традиции поведения в обществе. Суть этих правил - в целенаправленном насилии над Личностью, в главенстве Коллектива и Морали над частными интересами, над Свободой. Везде, в каждом фильме Триера красной нитью проходит конфликт Я с МЫ. Грубой мышечной инерции Общины с тонкой чувствительной натурой одиночки-Интеллигента (не случайно главные герои большинства "знаковых" фильмов Триера - женщины).

По сути, Триер выступает рупором классического либертарианства, провозглашая приоритет Личного Мнения над Общепринятым.
Он классический либерал, предполагающий, что право высказаться есть как и у "гитлера", так и у "идиотов". Эта потрясающая банальность и называется свободой слова.

Трудности перевода

Продолжая тему.

В связи с книгой Лукаса Мудиссона вспомнил о таком случае. На последнюю крышку обложки надо было поместить краткий рассказ об авторе с фильмографией. Л.Мудиссон, как известно, снял нашумевший фильм, к-рый в оригинале называется "Fucking Åmål" (Омоль -- название городка, где происходит действие). Адекватный русский перевод: что-нибудь типа "Омоль ебучий", однако это было бы слишком радикально для книги, открывающей серию.
В международном прокате фильм шел под ханжеским названием "Show me Love"/"Покажи мне любовь". Давать этот перевод нам тоже казалось как-то неправильным.

В результате Миша Даниэль остроумно предложил вариант, который и пошел в текст на обложке: "Покажи мне Омоль".

Jim Jarmusch, Broken Flowers

Посмотрел новый фильм очень-очень мной любимого режиссера Джима Джармуша -- "Сломанные цветы" (2005).

Первое впечатление: весьма и весьма слабо. Осечка. Режиссеру хотелось многого, но не получилось.

Мини-рецензию я писать не хочу, пусть какой-нибудь Плахов накатает (как обычно, ничего не поняв в фильме). Просто скажу, что ужасно разочарован. (Если кто еще только собирается посмотреть фильм и не желает узнавать детяли сюжета, пусть дальше не читает.)

Основная ошибка, на мой взгляд, -- выбор актера на главную роль. Ну не может Билл Мюррей сыграть в нормальном фильме. Не может. Смазливый пошляк, удел которого -- комедии а-ля "День сурка".
Сидя в кинотеатре, не мог отделаться от мысли, что опять смотрю этот "День сурка" (более мерзкого фильма в жизни не видал), но только в версии для интеллектуалов.

На всех предыдущих фильмах Джармуша я готов говорить "Верю!"
На этом фильме -- извините, но "не верю!"

Джармуш всегда мастерски подбирал актеров. Просто великолепно у него это получалось. А тут, видимо, решил, что его режиссерский гений так велик, что он и Билла Мюррэя с Шерон Стоун окучит. Не вышло.

Главное "не верю" связано с главным же героем (Мюррей), как я уже сказал. Все себе представляют Мюррея? Как может этот мужчина с его внешностью и педерастическими ужимками, который ходит в старом тренировочном костюме, а когда по особому случаю надевает свой помятый костюм, костюм сидит на нем как на пугале, быть записным донжуаном и соблазнять женщин пачками (и не просто женщин, а модельных красавиц, типа Шерон Стоун)?.. Да еще он, оказывается, эксперт по компьютерам и сколотил себе большое состояние на этом деле. Вы можете представить себе Мюррэя в роли компьютерного гения? Я нет.

Взял бы Джармуш какого-нибудь престарелого Бельмондо на роль своего Казановы. Вот это было бы еще понятно. Совсем хорошо было бы, если б нашел какого-нибудь малоизвестного актера, соответствующего образа.

Да ну, расстройство одно.

При этом, конечно, Джармуш остается Джармушем. В фильме есть и его "фирменные" панорамные проезды, правда, как-то они стали короче -- камера все время норовит опять показать смазливую рожу Мюррэя. И замечательные и пронзительные эпизодические роли, напр., очаровательная цветочница или толстый парень в маленькой машине на последних кадрах. (Творческий принцип Джармуша: красота -- в деталях.) Но всего этого мало, чтобы спасти фильм .


Upd.
Вообще, получается, что литературные образы покорителей женских сердец не даются большим режиссерам. Скажем, фильм Федерико Феллини "Казанова", по мне, так главная творческая неудача великого сказочника.