воскресный папа (kassian) wrote,
воскресный папа
kassian

Category:

Мысли по прочтении одной современной грамматики: E.Maslova. Tundra Yukaghir. 2003

После бурных (и достаточно показательных) обсуждений о том, какова должна быть методология лингвистики, каковы цели лингвистики, и вообще разговоров на подобные как бы отвлеченные материи (см. здесь и здесь) я ознакомился с конкретным примером методологического подхода, отстаиваемого моими оппонентами.

Это книга: Elena Maslova. Tundra Yukaghir. München: LINCOM EUROPA, 2003 (Languages of the World/Materials 372).

Было выбрано именно это сочинение, т.к. у меня есть основания полагать, что многие из участников наших теоретических дискуссий (см. ссылки выше) считают его качественным лингвистическим продуктом и готовы утверждать, что подход Елены Масловой к грамматическому описанию правилен.

Полный pdf файл монографии (кроме титульных полос) доступен на странице автора.

Объем книги -- 105 стр. Т.е. это не грамматика тундренного диалекта юкагирского языка, а именно грамматический очерк или обзор, что и сказано в издательской аннотации: "grammatical overview of Tundra Yukaghir". Причем это первая попытка грамматического описания тундренного юкагирского сделанная не на русском языке (из аннотации: "The book constitutes the first grammatical overview of Tundra Yukaghir to be published in English").

Книгу можно разделить на три содержательные части:
a) Введение (общие сведения о Ю.я.). Стр. 1--2. Т.е. 2 страницы.
b) Фонологическое описание с элементами фонетики и морфонологии. Стр. 3--5. Т.е. 3 страницы.
c) Синтаксические и морфологические исследования. Стр. 6--79. Т.е. 74 страницы.


До сего момента я не обладал никакими знаниями о юкагирском языке и его диалектах. Таким образом эксперимент по ознакомлению с юкагирским языком посредством грамматического очерка Елены Масловой представляется достаточно чистым.

Ниже собственно мои вопросы и соображения, возникшие по прочтении очерка.
NB: Это никоим образом не формальная рецензия. Просто некоторые пункты, показавшиеся мне содержательными, изложенные в неформальном стиле.


Введение (общие сведения о Ю.я.). Стр. 1--2

1. Кроме двух ныне существующих диалектов (тундренного и колымского), никак не упомянуты вымершие омокский и чуванский, фрагментарно известные из записей XVIII--XIX вв. и предположительно относящиеся в Ю.я. (При этом введение касается даже глоттохронологической проблематики Ю.я.)



Фонологическое описание с элементами фонетики и морфонологии. Стр. 3--5

2. Никак не комментируется отсутствие в таблице вокализма фонемы "шва" (выделяемой некоторыми другими исследователями). Возможно, что фонологически это правильно, но минимальные пояснения необходимы.

3. Ударение упоминается только один раз и вскользь (там, где речь идет об аллофонической дифтонгизации долгих гласных "под ударением", с.3). Каковы принципы акцентуации и каков фонологический статус ударения остается неясным.


4. Автор зачем-то вводит в свое сжатое описание понятие "слог".
Я должен заметить, что "слог" -- вообще ненужное и паразитное понятие для лингвистического описания большинства языков. То, что описывается при помощи "слога", обычно прекрасно описывается и в терминах CVCV#. Т.е. "слог" не нужен и можно не "мучаться" с формализацией этого понятия (достаточно понятия "слогообразующая фонема/аллофон"). (Исключения составляют т.н. слоговые языки типа китайского, где понятие слога полезно при морфологическом описании.)
Традиционное выделение слога -- это как раз пример такой бессмысленной классификации, т.е. классификации без цели, которая упоминалась в наших методологических дискуссиях (см. ссылки выше).

Однако Е.Маслова выделяет слог и вот что из этого получается (мои пп. 5--6 ниже).


5. Вверху с.4 автор перечисляет четыре возможных типа слогов: V, CV, VC, CVC.
Однако буквально внизу этой же полосы автор упоминает еще один тип: CVCC (нужный при описании конечных консонантных кластеров)!


6. Автор без сомнения претендует на то, что фонологические (/морфонологические) чередования, упоминаемые на с.4--5, можно описать в терминах этих самых слогов. Однако уже в группах примеров (5)--(6)--(7) автор отходит от понятия слога и оперирует терминологией CVCV#.


7. На с.4 Елена Маслова формулирует следующее фонологическое правило: звонкие шумные запрещены в конечнослоговой позиции (т.е. в начале кластера или на конце слова. -- А.К.) и переходят в сонанты таким образом:
d > n
d’ > n’
g > w

Это группа примеров (4).

У читателя сразу возникает вопрос, а что происходит с остальными шумными (перечисленными автором в таблице консонантизма выше). Речь идет о b и h. В описании Крейнович 1982 мне удалось найти пример на переход b+n > mn. Т.е., видимо, сегмент b ведет себя в соответствии с правилом Масловой, но непонятно, почему он не был упомянут. Поведение же h мне осталось неясным.


8. Несмотря на категоричную формулировку Масловой (см. мой п.7), в Крейнович 1982 находятся примеры и на переход d# > t# (т.е. в ауслауте). Таким образом упоминаемый автором переход d# > n# -- явление морфонологическое, а не фонологическое!


9. Несмотря на категоричную формулировку Масловой (см. мой п.7), в Крейнович 1982 находятся примеры и на переход t’+r > n’r. Т.е. сонантизируются не только звонкие, но и глухие шумные (по крайней мере в каких-то случаях).


10. На с.4--5 автор упоминает ауслаутные консонантные кластеры. Позиции их появления Маслова формулирует в морфологических терминах (перечисляя грамматические формы, где конечные кластеры возможны). Таким образом читатель должен предположить, что в других грамматических формах аналогичные кластеры элиминируются (путем гласной эпентезы).
Однако если посмотреть на примеры, приводимые автором, то можно выдвинуть гипотезу, что правило об ауслаутных консонантных кластерах формулируется фонологически. А именно так: в ауслауте возможны кластеры вида jl и Ck, а остальные кластеры разбиваются вставным гласным. Я не уверен, что это именно так, но контрпримеры мне на глаза не попались.



Синтактико-мофологические разделы. Стр. 6--79

11. Я не смог выяснить, какие грамматические классы или синтаксические части речи выделяются в Т.д.Ю.я. В эксплицитном виде, кажется, они не перечислены.
Возможно, эту информацию получается вычленить из книги, но для этого надо прочесть ее всю, что опять же усложняется отсутствием начальных формальных посылок.

12. Кажется, нигде не перечислено, какими категориями (словообразовательными, словоизменительными) обладает глагол. Читатель будет вынужден составлять эти списки и таблицы самостоятельно по прочтении всей книги.

13. Полная структура глагольной словоформы нигде не эксплицирована (хотя частичная схема и приводится "в глубине" глагольной главы, на стр.17).

14. Не все сокращения перечислены в списке в начале книги (стр. vii--viii). Например, там отсутствуют сокращения "SN" и "ON", употребляющиеся в таблицах на стр.18.

15. Таблица падежей приводится, хотя помещена она в необычное место: посередине главы про имя, внутри подраздела про один из падежей -- стр.52.



Итоговые соображения

Стиль данного грамматического очерка -- максимум примеров (с грамматико-синтаксическим разбором), минимум таблиц, схем и списков.

Подытоживая, могу сказать, что фонологическая (/морфонологическая) часть отличается краткостью и неполнотой.
А что касается синтактико-морфологической части книги, то у меня сложилось впечатление, что это не грамматическое описание, а скорее использование Т.д.Ю.я. как полигона для проверки/верификации некоторой синтаксической теории, которой в данный момент придерживается автор.

Скорее всего, данный очерк должен предназначаться коллегам автора -- специалистам по синтаксической теории, которой придерживается автор. Причем желательно, чтобы читатель уже заранее, перед ознакомлением с этой книгой имел какое-то содержательное представление о юкагирской грамматике (т.к. автор регулярно использует те или иные понятия задолго до того места в тексте, где они определяются/объясняются).



P.S. Я понимаю, что книга Елены Масловой -- это краткий очерк, а не полная грамматика. И понимаю, что монография вышла в некоторой серии (LINCOM EUROPA. Languages of the World/Materials) и таким образом серийный формат наложил определенные ограничения на авторский текст.
На оф. сайте издательства перечислены требования к рукописям. Основное требование касается объема: максимум 120 стр. Однако устранение перечисленных мной выше недостатков вряд ли бы сильно увеличило объем авторского текста (не говоря о том, что книга Масловой составляет всего 105 страниц, а не лимитированные 120).
Конечно, необходимо предположить, что существуют и дополнительные издательские требования, оговариваемые с автором лично. Однако вряд ли, что LINCOM EUROPA запрещает (или не рекомендует) своим авторам грамматик, скажем, давать хотя бы какую-нибудь частеречную классификацию или перечислять в эксплицитном виде грамматические категории и указывать, какие из них словообразующие, а какие словоизменительные, и под.‎


UPD. Развернуть весь этот топик можно ссылкой: http://ljplus.ru/threader/threader.php?http://kassian.livejournal.com/11718.html

UPD2. Некоторые отголоски финала дискуссии: http://nevmenandr.livejournal.com/329797.html
Tags: lang
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 194 comments