(no subject)

Слухи не врали, и большая работа отдельных товарищей не пропала даром: Путин внес поправки, декриминализирующие ст.282 УК (возбуждение ненависти и вражды). Теперь предлагает применять уголовное наказание по этой статье только в случае, если речь идет о повторном нарушении, совершенном в течение года. В ином случае административная ответственность. К сожалению, это касается только 282. Протащить эти же поправки к ст. 148 УК (оскорбление чувств верующих) и ст. 280 УК (Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности) не получилось.

(no subject)

Узнал об удивительном предписании для редакторов журналов ИД Frontiers. Оказывается, нельзя отвергнуть рукопись, если только у рецензентов нет *консенсуса* касательно rejection. Звучит, конечно, странно, но получается, что если хоть один из рецензентов за acceptance, то текст будет мусолиться до посинения и в конце концов его опубликуют.

"Recommend rejection of a paper if Review Editors unanimously agree that an article is not acceptable for publication"

Зато это объясняет, как в журналах Frontiers наряду с качественными исследованиями регулярно появляется махровая лженаука вроде отрицания ВИЧ (см. некоторую подборку)

Вообще Frontiers реализует уникальную бизнес-модель. Подавляющее большинство хищнических OA журналов демпингует, завлекая авторов низкой стоимостью опубликования. Скажем, $300 вместо стандартных $1000-1500.

Frontiers наоборот задирают цену. Статья в Frontiers обойдется автору в $2500. Таким приемом создается образ элитного и престижного продукта. Опубликовать в Frontiers -- признак респектабельности в некоторых научных кругах, хотя и далеко не во всех, к счастью. Это вам не статейку тиснуть в задрипаном пакистанском журнале из перечня Билла.

(Судя по валу статей в журналах Frontiers, такая бизнес-модель себя оправдывает.)

(no subject)

С коллегами Анной Кулешовой (АНРИ) и Ларисой Мелиховой (Диссернет) подготовили аналитическую записку о второй версии Russian Science Citation Index на платформе Web of Science (июль 2018): https://trv-science.ru/2018/08/14/rsci-2018/

[спойлер: было не очень хорошо, и стало хуже]

По замыслу НЭБ (elibrary.ru) и РАН, список RSCI WoS должен аккумулировать несколько сотен (цель: 1000) лучших отечественных научных журналов.

RSCI не входит в Core Collection, т.е. не участвует в расчете метрик WoS. Это просто одна из периферийных баз в WoS, представляющих национальное журналоиздание. Есть такие же базы по китайским и корейским журналам.

В планах в НЭБ и РАН, во-первых, постепенный прием этих журналов в WoS Core Collection. Во-вторых, что важнее, замена перечня ВАК на RSCI, потому что реформировать перечень ВАК при нынешнем составе экспертных советов ВАК нет технической возможности.

Замена перечня ВАК на RSCI -- разумное намерение. Нынешний средний научный уровень RSCI заметно выше такового у журналов ВАК.

Однако анализ показывает, что минимум 46 журналов с грубыми нарушениями издательской этики, попавших в RSCI-2015, так и остались в RSCI-2018. И процентная динамика ухудшается: среди 135 журналов, только что добавленных в RSCI-2018, грубые нарушения имеют минимум 43 издания.

Под грубыми нарушениями мы прежде всего подразумеваем указание на фиктивность рецензирования (обычно это авторецензии), наличие публикаций с неоформленными заимствованиями, фигуранты Диссернета в составе редакции, отсутствие информативного сайта. Отдельно уточним, что отбор производился нами с запасом. Если у журнала в РК, скажем, два хилых фигуранта Диссернета и всего пара кейсов с автоплагиатом, такое издание в нашу записку не попадало.

Из 771 журнала RSCI-2018 как минимум 43 журнала открыто признают, что принимают с рукописью готовые рецензии! А у 7 журналов отсутствует информативный интернет-сайт (у некоторых его вообще нет как такового). И это всё происходит на платформе WoS.

Расширение списка RSCI почти неизбежно должно вести к некоторому снижению среднего научного уровня. Однако мы связываем ухудшающуюся ситуацию с неудачной системой отбора журналов, что является следствием дефектной системой формирований экспертного пула. Для RSCI-2018 эксперты отбирались в первую очередь по хиршу РИНЦ (если метрики WoS/Scopus и учитывались, то, видимо, наравне в РИНЦ, т.е. без повышающего коэффициента).

Такой подход в RSCI-2018 создал сильный конфликт интересов: оценивать журналы РИНЦ было поручено людям, которые сами предпочитают публиковаться в изданиях РИНЦ.

P.S. В том же номере ТрВ помещен краткий ответ Алексея Хохлова (РАН) и Геннадия Еременко (НЭБ): https://trv-science.ru/2018/08/14/dorogu-osilit-idushhij/

(no subject)

Обанкротилась и почти свернула свою деятельность «Наука» -- издательство, выпускавшее в СССР бОльшую часть научной книгожурнальной продукции. В постсоветское время эта фирма различными нерыночными методами пыталась сохранить свое доминирующее положение, и довольно успешно: монополизировала журналы РАН, имела лапу в фондах, выдающих книжные гранты, и т.п. Но, видимо, всё, «Наука» is no more.


По этому поводу в блогах и прессе наблюдаются жалобы некоторых коллег и даже прикормленных Собяниным контркультурных деятелей: мол, бессердечные капиталисты убивают старейшее научное издательство России, save Nauka, ну и остальная подобная риторика.


Надо понимать, однако, что по факту «Наука» -- это нереформируемый советский монстр, некомпетентный, неэффективный и коррумпированный. Поэтому мне сложно посочувствовать плачу по «Науке». Ну давайте еще про «величайшую геополитическую катастрофу XX века» погрустим.


Мое личное общение с «Наукой» было, к счастью, кратким, но ярким: https://trv-science.ru/2012/08/28/nauka-na-kone/


В заметке, разумеется, отражена только мизерная часть тех безобразий, к-рые там творятся (творились).

(no subject)

Пока суд да дело, дал обширное, откровенное и неполиткорректное интервью про отечественную научную периодику. Как устроен этот рынок, кому выгодно сохранение мусорных журналов (спойлер: почти всем) и что можно было бы тут сделать. Спасибо Indicator.Ru за хорошую беседу.
P.S. Характерная деталь. За те пару месяцев, что интервью обрабатывалось в редакции, перечень ВАК потолстел на 200(!) наименований.

«В фиктивной журнальной системе заинтересованы почти все ученые России»: Алексей Касьян о бедах российских научных изданий

(no subject)

Пространство вокруг м.ВДНХ и автовокзала -- образец собянинской урбанины. Пустынные площади, выложенные плиткой, вкрапления газонов, варварски подстриженных и уже выцветающих, и ни одного ларька (кроме закрытого «Пресса»), ни одного уличного торговца (кроме барыги с краденными мобилами). Негде купить воды. Вообще нельзя купить цветы. Про овощи-фрукты, хотя казалось бы -- автовокзал, я и не говорю.

#ХроникиТолерантности #РелигияМира #ХватитКормитьКавказ

Опубликован второй доклад проекта «Правовая инициатива» о женском обрезании на мусульманском Северном Кавказе: Ю.А.Антонова, С.В.Сиражудинова, 2018, «Практики калечащих операций в республиках Северного Кавказа».

Выводы по сравнению с первым докладом 2016 г.: изменений не произошло, женское обрезание продолжает практиковаться среди мусульманского населения при молчаливом согласии общества и властей. Оценить количественную динамику обрезанных женщин затруднительно, но доля стала так высока, что замалчивать этот факт уже невозможно.

Это не средневековая Аравия. Это Россия Путина в XXI веке.

Путин как исламизатор России. При его поощрении происходит массовая миграция из Средней Азии (из некоторых среднеазиатских республик в Россию уехало уже более половины работоспособного мужского населения) и щедрое финансирование из госбюджета республик Северного Кавказа.

Если смотреть в долгосрочную перспективу, именно исламизация, а не коррупция или отданные Китаю территории, -- самое существенное, что Путин оставит после себя.

Что касается Аравии, тут ситуация противоположная. Этот регион в XXI в. показывает пусть слабый, но тренд на вестернизацию. Введение женского избирательного права, автоправа для женщин и т.п.